Лечение больных с переломами проксимального эпиметафиза костей голени, осложненных черепно–мозговой травмой

Содержание

Журнал «Травма» Том 12, №3, 2011

Лечение больных с переломами проксимального эпиметафиза костей голени, осложненных черепно–мозговой травмой

Медицинская реабилитация больных после переломов мыщелков большеберцовой кости (ПМББК) является актуальной проблемой.

При лечении больных с ПМББК используются современные методы диагностики, обеспечивающие более точное планирование лечебных мероприятий, однако у части больных не удается восстановить функцию поврежденного коленного сустава.

Средние сроки восстановления трудоспособности у больных после ПМББК составляют от 4 до 5 месяцев; выход на инвалидность достигает от 1,9 до 9,5 % [2, 3, 5]. Полное восстановления функции травмированной конечности удается добиться у 53,8 % пациентов [1].

По данным отдаленных результатов у 50 % пострадавших развивается гонартроз 2-й стадии, у 25 % — 3-й стадии [3, 4]. Это обусловливает необходимость формирования программ реабилитации больных после ПМББК [6], направленных на профилактику посттравматического артроза и полноценное восстановление функции травмированной конечности.

Целью настоящего исследования явилась разработка этапной медицинской реабилитации больных после ПМББК.

Материалы и методы

Под наблюдением находились 76 больных с ПМББК. Из них 41 женщина (53,9 %), средний возраст обследованных составлял 44,7 ± 4,1 года. По классификации АО у 35 (46,1 %) были диагностированы переломы типа В1, С1, С2, у 41 (53,9 %) — переломы типа В2, В3, С3, сопровождающиеся импрессией мыщелков.

Всем больным после восстановления конгруэнтности суставной поверхности был выполнен накостный металлоостеосинтез. Больным с импрессией мыщелков образовавшийся дефект костной ткани заполняли аутотрансплантатом и гидроксиапатитом.

Все больные в соответствии с протоколом медикаментозной терапии получали традиционный курс лечения, включающий противовоспалительные, сосудистые средства, препараты, улучшающие метаболические процессы, антикоагулянты. Из числа больных без импрессии мыщелков 18 (51,4 %) пациентов получали магнитотерапию. Из группы пациентов с импрессией мыщелков 21 (51,2 %) дополнительно также получал магнитотерапию.

Из арсенала физиотерапевтических лечебных средств предпочтение было отдано переменным низкочастотным магнитным полям.

Для магнитотерапии использовался магнитоакустический аппарат МАВР-2, который генерирует синусоидально усеченное магнитное поле частотой 50 Гц (цилиндрический и плоский индукторы), пульсирующее магнитное поле частотой 100 Гц (плоские индукторы). Амплитуда магнитной индукции частотой 50 Гц — 12–15 мТл для плоского индуктора и 20–25 мТл для цилиндрического.

На поверхностях плоских индукторов обеспечивается акустическое поле с уровнем акустических колебаний не менее 30 дВ.

Лечебное воздействие низкочастотной магнитотерапии переменным магнитным полем проявляется в противоболевом эффекте, стимуляции репаративного остеогенеза, улучшении адаптационно-трофических функций, уменьшении отека, в активации процессов микроциркуляции и в противовоспалительном действии.

Курс лечения включал 20 процедур.

Первые 10 процедур проводились пульсирующим магнитным полем с П-образной формой импульсов частотой 100 Гц, последующие 10 процедур — с использованием синусоидального магнитного поля частотой 50 Гц.

Продолжительность одной процедуры — 20–25 минут ежедневно. Использовали продольное и поперечное расположение индукторов, которые устанавливали в проекции патологического очага или в сегментарных зонах.

Для оценки течения репаративного остеогенеза использовались биохимические маркеры, отражающие состояние метаболического процесса в костной ткани (уровень кальция, фосфора, щелочной фосфатазы в сыворотке крови), концентрацию кальция, фосфора, оксипролина в суточной моче. Состояние регионарного кровообращения оценивали по данным реовазографии, результаты — с использованием шкал OXFORD-12 [7] и INSAEJ.IV [8], качество жизни — по опроснику SF-36 [9].

Успех реабилитационных мероприятий у больных с ПМББК зависит от раннего начала, поэтому с первого дня реабилитационного периода применялся двигательный режим и курс магнитотерапии с целью стимуляции процессов репаративного остеогенеза, микроциркуляции, купирования болевого синдрома.

На раннем посттравматическом этапе (2–3 недели) лечебные мероприятия были направлены на уменьшение отека, воспалительных явлений, профилактику мышечных гипотрофий, посттравматического артроза, купирование болевого синдрома.

Проводились мероприятия по восстановлению объемов движений в коленном суставе, обучению ходьбе по коридору на расстояние 100 м с использованием костылей, освоение спуска и подъема на однопролетной лестнице, сидение на стуле не менее 30 минут.

Ближайший посттравматический этап (от 1 до 3 месяцев) проводился в основном в амбулаторно-поликлинических условиях и позволил использовать широкий спектр физических лечебных средств как в виде монотерапии, так и в комплексе с медикаментозными средствами.

Применяли ультразвуковую терапию. При наличии вторичной атрофии мышц назначали импульсную электростимуляцию. При двигательных расстройствах применяли амплипульстерапию. При сочетании болевого синдрома и воспалительной реакции использовали инфракрасное лазерное облучение.

Для оптимизации репаративного остеогенеза проводили процедуры импульсной магнитотерапии.

Для купирования разгибательных контрактур, снятия спазма околосуставных мышц и профилактики посттравматического артроза назначали озокеритовые или парафиновые аппликаторы (не ранее чем через 20–30 дней после операции).

Поздний посттравматический этап (от 3 до 5 месяцев) реализовывался в условиях специализированного санаторного отделения травматологического профиля.

К этому этапу медицинской реабилитации у части больных сохранялись болевой синдром или болевая чувствительность, хромота или дискомфорт при ходьбе, не полностью восстановился стереотип ходьбы, был замедлен процесс репаративного остеогенеза, о чем свидетельствовали не восстановленные до нормы биохимические маркеры (уровень кальция, фосфора, щелочной фосфатазы в сыворотке крови), не нормализовался кальций-фосфорный коэффициент. Поэтому основная задача данного этапа была направлена на ликвидацию остаточных явлений травматического повреждения коленного сустава, восстановление функции поврежденной конечности.

На этом этапе использовали процедуры интерференцтерапии, диадинамотерапии, лекарственный электрофорез, миоэлектростимуляции.

К этому времени у ряда больных после ПМББК развивались признаки дегенеративно-дистрофических изменений, для профилактики и лечения которых использовали пелоидотерапию и водолечение.

Аппликации лечебной грязи (до 38 °С) на область коленного сустава выполняли через день, продолжительность процедуры 15–20 мин, 12 процедур на курс.

Наиболее часто применяли хлоридно-натриевые ванны с концентрацией солей 20–40 г/л, 37–38 °С, 15–20 мин ежедневно или через день, 15–20 ванн.

Результаты и их обсуждение

Проведенные наблюдения больных с ПМББК показали, что после оперативного вмешательства и курса восстановительного лечения в условиях стационара у 55, 3 % сохраняется болевой синдром, не восстанавливается функция травмированного сустава.

Продолжение восстановительного лечения на амбулаторно-поликлиническом этапе существенно уменьшило выраженность боли, улучшило функцию коленного сустава и всей конечности. Однако у части больных сохранилась боль или дискомфорт при ходьбе, хромота. Это обусловило необходимость проведения санаторного этапа реабилитации.

Сравнительный анализ выявил преимущество применения физических лечебных средств, и в первую очередь магнитотерапии, перед традиционным лечением.

На основе полученного эффекта от применения магнитотерапии, проявившегося в противоболевом, противовоспалительном действии, назначали повторные курсы магнитотерапии на всех этапах реабилитации, соблюдая интервал 1,5–2 месяца.

Результаты медицинской реабилитации больных после ПМББК были оценены по данным состояния репаративного остеогенеза, биомеханических критериев, шкал и опросников, качества жизни.

Больные, получавшие в комплексе лечения магнитотерапию, в 74,2 % случаев завершили курс реабилитации с хорошими результатами, с удовлетворительными — 18,4 % и неудовлетворительными — 5,4 %. Больные, не получавшие магнитотерапию, завершили курс реабилитации с хорошими результатами в 57,9 % случаев, с удовлетворительными — 29,4 %, неудовлетворительными — 17,6 % пациентов.

Выводы

Успех медицинской реабилитации больных после ПМББК зависит от соблюдения этапности и преемственности применения лечебных средств.

Применение магнитотерапии оказывает противоболевой, противовоспалительный эффект, оптимизирует репаративный остеогенез.

Медицинская реабилитация больных после ПМББК должна быть комплексной, включающей медикаментозные средства, двигательный режим, физиотерапевтические факторы.

Источник: http://www.mif-ua.com/archive/article/23284

Переломы проксимального (верхнего) отдела голени

Лечение больных с переломами проксимального эпиметафиза костей голени, осложненных черепно–мозговой травмой

Перелом мыщелков большеберцовой кости относится к переломам верхнего отдела. Этот отдел состоит из латерального и медиального (наружного и внутреннего) мыщелков большеберцовой кости, и головки малоберцовой кости.

Мыщелки большеберцовой кости, впрочем, как и мыщелки остальных костей, имеют губчатую структуру (в разрезе кость напоминает губку).

Диафиз кости имеет кортикальную структуру – трубка с толстыми стенками. Губчатая структура мыщелков имеет свойство сминания кости при переломе, это обуславливает возникновение вдавленных (импрессионных) переломов.

Классификация

Среди переломов проксимального эпиметафиза выделяют переломы:

  • одного мыщелка;
  • обоих мыщелков;
  • межмыщелкового возвышения;
  • головки малоберцовой кости.

Причины и механизмы

Переломы мыщелков большеберцовой кости возникают преимущественно вследствие прямого действия травмирующей силы.

При падениях, прыжках возникает внезапное чрезмерное отведение голени, что приводит к перелому бокового мыщелка, а в случае приведения голени – перелома медиального мыщелка.

Когда травмирующая сила действует снизу по оси голени, возникают Т- или V-образные переломы эпиметафиза.

Прямые чрезмерные удары непосредственно по одному из мыщелков приводят к перелому их. В таких случаях механизм перелома прямой.

Симптомы

Клинические проявления изолированных переломов мыщелков довольно типичны. На фоне общих симптомов перелома – боль, нарушение активной функции, деформация сустава, гемартроз, положительный симптом флюктуации и баллотирования надколенника.

Т- или V-образные переломы мыщелков бывают без смещения и со смещением, когда дистальный конец погружается между мыщелками.

Со смещением

Голень несколько согнута в путевом суставе и кажется короче. Коленный сустав деформирован за счет расширения горизонтального и сужение сагиттального размеров.

Активные движения невозможны, пассивные обостряют боль и ограничены. Выраженные чрезмерные боковые отклонения голени в обе стороны во фронтальной плоскости.

В коленном суставе – положительный симптом флюктуации, баллотирования надколенника и резкая болезненность при пальпации мыщелков. Нередко удается пропальпировать диастаз между отломками и почувствовать крепитацию их.

Без смещения

При переломах без смещения или с незначительными смещениями отломков отмечается дефигурация коленного сустава за счет гемартроза. При пальпации – резкая боль эпиметафиза, обостряется боль при пассивных движениях голени.

Обострение боли в области эпиметафиза отмечают при постукивании или нажатии на пятку по оси голени. Приведенные симптомы отсутствуют при ушибах проксимального конца голени.

Окончательный диагноз подтверждает рентгеновское исследование.

Переломы головки малоберцовой кости

Переломы головки малоберцовой кости возникают вследствие прямого действия травмирующего агента.

Диагностика

Рентгеновское исследование в двух проекциях уточняет клинический диагноз.

Первая помощь

При переломах проксимального (верхнего) отдела костей голени необходимо зафиксировать коленный сустав в разогнутом состоянии, чтобы избежать дополнительного смещения отломков, болевых ощущений и повреждения мягких тканей.

Для иммобилизации можно использовать любые удобные подручные средства. Накладывать от верхней трети бедра до голеностопного сустава.

Лечение

Лечат иммобилизацией гонитной гипсовой повязкой на срок 6–8 недель.

С незначительным смещением

При незначительных смещениях по длине одного из мыщелков после пункции полости сустава и удаления крови из полости сустава вводят 30 см. куб. 1% раствора новокаина или лидокаина и проводят закрытое сопоставление.

Для сравнения смещенного медиального мыщелка осуществляют тягу по оси голени с постепенным отводом ее наружу.

При этом натягивается связочно-капсульный аппарат по внутренней стороне коленного сустава, и отросток становится на свое место.

Удостоверившись в сопоставлении отломков рентгенологически, накладывают гонитную гипсовую повязку, прижимая ладонью медиальный мыщелок к эпиметафизу через еще не затвердевший гипс. Необходимо учитывать силу давления, чтобы предотвратить возникновение пролежня.

Изолированный перелом бокового мыщелка

При изолированном переломе бокового мыщелка аналогично проводят тракцию по оси.

Но, в отличие от переломов медиального мыщелка, для натяжения связочно-капсульного аппарата по внешней стороне коленного сустава голень приводят внутрь.

Происходит репозиция мыщелка, после чего накладывают гонитную гипсовую повязку. У молодых пострадавших при наличии противопоказаний к оперативному лечению сопоставления отломков достигают с помощью скелетного вытяжения.

Спицу проводят через дистальный метафиз большой берцовой кости или пяточной кости (негативным моментом при проведении спицы через пяточную кость является перерастяжение голеностопного сустава).

Тягу по оси голени сочетают с отводом голени наружу – при переломах медиального мыщелка и внутрь – при переломах бокового мыщелка. Сращивание происходит в течение 6– 8 недель.

Т- или V-образные переломы обеих мыщелков без смещения или с небольшим смещением отломков

Лечат консервативно, иммобилизацией гонитной гипсовой повязкой, которую накладывают при умеренной тяге по оси, сжимая ладонями мыщелка во фронтальной плоскости.

С выраженным смещением

При выраженных смещениях у молодых пострадавших лечение проводят скелетным вытяжением (спицу проводят за дистальный метафиз большеберцовой кости) с дополнительным наложением боковых петель для сжатия отломков во фронтальной плоскости.

Когда не удается достичь закрытого сопоставления отломков, особенно когда не удается восстановить конгруэнтность суставных поверхностей, показано оперативное лечение. Парапателлярным латеральным доступом открывают полость сустава и место перелома.

Мобилизуют отломки, тщательно сопоставляют их, так чтобы была полностью восстановлена ??конгруэнтность суставной поверхности. Сопоставленные отломки фиксируют костодержателем.

С внешней поверхности проксимально отломка большеберцовой кости отделяют распатором надкостницы и кладут пластину, дистальная часть которой изогнута соответственно контуру наружного мыщелка.

Удостоверившись, что пластина плотно прилегает к мыщелку и боковой поверхности диафиза большеберцовой кости, хирург через отверстия в пластине сверлом делает тоннели, фиксирует пластину винтами, которые обязательно должны пройти через оба отломка.

Достигнув стабильной фиксации отломков при конгруэнтности суставных поверхностей, операционную рану послойно зашивают. Иммобилизацию до снятия швов проводят гонитной гипсовой шиной.

Уже на 2–3-й день после операции начинают импульсное сокращение четырехглавой мышцы и небольшие активные сгибательные движения в коленном суставе.

После снятия швов (12–14-е сутки) назначают стимуляцию мышц и активные движения, направленные на увеличение амплитуды движений в коленном суставе и восстановление активных движений надколенника.

Пострадавшим разрешают ходить с помощью костылей, не нагружая конечности. С 3-й недели назначают дозированную статическую нагрузку.

Сращение перелома наступает через 2–2,5 месяца, и пострадавшим позволяют полную статическую нагрузку конечности. Работоспособность у людей нефизического труда возвращается через 3 месяца, а физического – через 4–5 месяцев.

Реабилитация

Примерный срок восстановления после переломов мыщелков большеберцовой кости составляет от четырех до пяти месяцев.

Существует риск инвалидности, он составляет от 2 до 10 процентов случаев. Полного восстановления конечности удается добиться у половины пациентов (примерно 54%).

У 50% пострадавших развивается гонартроз, что обуславливает необходимость реабилитационных программ.

Врач составляет индивидуальную программу для восстановления, учитывая особенности перелома пациента, и его жизнедеятельности. Реабилитация подразумевает медикаментозное лечение, магнитотерапию (количество и интенсивность процедур также индивидуальны), ультразвуковая терапия.

Курс реабилитации имеет несколько этапов, соблюдение которых имеет важное значение.

Ранний посттравматический этап (2-3 недели) включает профилактику мышечных гипотрофий, артроза посредствам двигательных упражнений, обучению ходьбе на костылях, в комплексе с медикаментами и магнитотерапией.

Ближайший посттравматический этап (от 1 до 3 месяцев) включает широкий спектр физических средств в комплексе с медикаментами, а также ультразвуковая терапия.

Поздний посттравматический этап (от 3 до 5 месяцев) подразумевает процедуры интерференцтерапии, электрофорез, диадинамотерапии, миоэлектростимуляции.

Источник: http://webortoped.ru/perelomyi/kosti_nizhney_konechnosti/perelomyi_myischelkov_bolshebertsovoy_i_golovki_malobertsovoy_kostey.html

Лечение ЗЧМТ (закрытой черепно-мозговой травмы)

Лечение больных с переломами проксимального эпиметафиза костей голени, осложненных черепно–мозговой травмой

Лечение пострадавших должно начинаться сразу, нередко на месте происшествия, а судьба больно­го, особенно с тяжелой закрытой черепно-мозговой трав­мой, часто зависит от мер, принятых в первые минуты и часы.

Все больные, получившие травму головы с потерей сознания или наличием антеро- или ретроградной амне­зии, должны быть госпитализированы для наблюдения, обследования и лечения.

Это обусловлено тем, что течение ЗЧМТ динамично и грозные ее осложнения могут про­явиться не сразу.

Принципы консервативного лечения черепно мозговой травмы

Консервативное лечение острого периода ЗЧМТ яв­ляется патогенетическим. В лечении закрытой черепно-мозговой травмы можно выделить два этапа.

На первом этапе при нарушен­ном сознании, особенно лицам, находящимся в состоянии алкогольного опьянения, необходимо вводить аналептические смеси: 2 мл 20 % кофеина и 25 % кордиамина подкожно или 10 % сульфокамфокаина 2 мл подкожно (внутримышечно или внутривенно медленно).

В случаях развития внутричерепной гипотензии, про­являющейся нарастанием оглушенности, выраженности неврологической очаговой симптоматики, тахикардией, снижением артериального и цереброспинального давле­ния, следует ввести внутривенно 500-1000 мл 5 % глю­козы, дистиллированную воду в дозе 10 мл 2 раза в сутки, гидрокортизон 100 мг на 500 мл физиологического раст­вора 2-3 раза в сутки внутривенно капельно. Можно внутривенно вводить до 40 мл полиглюкина или реополиглюкина. Дополнительно используют 1 мл 1 % мезатона, 1 % фетанола или подкожно 5 % эфедрина. Целесообраз­но также вводить смесь из 40 % глюкозы (100 мл), 10 ЕД инсулина, 100 мг кокарбоксилазы, 0,06 % корглюкона (0,5 мл), 5 % аскорбиновой кислоты (6 мл).

При высоком артериальном давлении применяют ганглиоблокаторы: внутривенно капельно вводят 5 % пента­мин или 2,5 % бензогексоний по 0,5-1 мл на 50 мл фи­зиологического раствора до снижения артериального дав­ления на 20-30 %. Это может быть дополнено внутривенным введением 5-10 мл 2,4 % эуфиллина.

В борьбе с нарастающим отеком мозга вводят диуре­тические средства и глюкокортикоидные гормоны. Уже на догоспитальном этапе применяют 2 мл 1 % лазикса в 20 мл 40 % глюкозы внутривенно или 50 мг урегита в 100 мл 5 % глюкозы.

Рекомендуется использовать 15 % маннитол (маннит) в дозе 1-1,5 г на 1 кг массы тела больного. В тяжелых случаях следует вводить внутри­венно капельно глюкокортикоидные гормоны: 8-12 мг дексазона или 40-80 мг метилпреднизолона в 200 мл 5 % глюкозы.

Через 6-8 ч переходят на внутримышеч­ное введение одного из препаратов в меньших дозах (4 мг дексазона либо 40 мг метилпреднизолона).

Если имеется психомоторное возбуждение, судорож­ный синдром, необходимо вводить 2-4 мл седуксена внутривенно, при отсутствии эффекта повторить инъек­цию через 20 мин. С этой же целью используют внутри­мышечно смесь .по 2 мл 2,5 % аминазина, 1 % димедро­ла, 0,5 % седуксена и 50 % анальгина или по 2 мл дро- перидола с фентацилом.

В случае судорожного синдрома в период травматической болезни или регистрации эпилептической активности на ЭЭГ показана более длитель­ная противосудорожная терапия. В зависимости от фор­мы и частоты пароксизмов применяют фенобарбитал, дифенин, бензонал, финлепсин, хлоракон и др. Контроль­ную ЭЭГ проводят после 6 мес. лечения.

Лечение ЗМЧТ легкой степени

Основу терапии ЗЧМТ легкой степени составляют де­сенсибилизирующие (димедрол, тавегил, пипольфен, пре­параты кальция) и сосудорегулирующие препараты. Из сосудорегулирующих хороший лечебный эффект оказы­вает кавинтон по 2 мл (10 мг) внутривенно 1-2 раза в сутки на 200 мл физиологического раствора. Можно ис­пользовать также эуфиллин, галидор, папаверин.

Приме­няют средства, улучшающие микроциркуляцию (куран- тил 0,05 мг по 1 табл. 3 раза в день, трентал ОД мг по 1 табл. 3 раза в день, продектин 0,25 мг по 1 табл. 3 ра­за в день), венотонизирующие средства (анавенол по 20 капель 3 раза в день, эскузан по 15 капель 3 раза в день внутрь), а также диуретические (диакарб, триампур, ве- рошпирон) в среднетерапевтических дозах.

По соответст­вующим показаниям проводят симптоматическую терапию анальгетиками (ацетилсалициловая кислота, амидопирин, баралгин, анальгин, пенталгин и др.), транк­вилизаторами (седуксен, тазепам, мебикар, элениум, эуноктин). Повышенную возбудимость вегетативной нерв­ной системы снижают беллатаминалом, беллоидом, фе- нибутом, бутироксаном.

Назначают витаминотерапию, глутаминовую кислоту, ноотропил, аминалон, энцефабол.

Лечение ушиба головного мозга легкой степени

Лечение ушиба мозга тяжелой степени направлено на коррекцию сосудистых и метаболических нарушений, борьбу с нарастающей гипоксией, отеком мозга, геморра­гическим синдромом и профилактику осложнений. На са­мой ранней стадии применяют средства защиты мозга от гипоксии.

Вводят 20 % оксибутират натрия – 20 мл в 200 мл 5 % глюкозы, для профилактики гипокалиемии также 10% хлорид калия-10 мл или панангин (аспаркам) 10 мл внутривенно капельно. Параллельно осуществляют нейровегетативную блокаду, в состав которой входят: 2,5 % аминазин, 0,5 % раствор седуксена по 1 мл внутри­мышечно через 4 часа.

В случае артериальной гипертен­зии в состав смеси включают ганглиоблокаторы или вво­дят внутривенно капельно 100 мл 0,25 % новокаина. На­чальный период лечения можно проводить и под легким барбитуратовым наркозом (тиопентал натрия, гексенал и др.).

Это повышает устойчивость мозга к гипоксии, сни­жает энергетические потребности его и задерживает про­цессы липолиза, предотвращая метаболические наруше­ния. На фоне дегидратирующей терапии можно вводить 400 мл глюкозо-инсулино-калиевой смеси из реополиглю- кина, реоглюмана или гемодеза.

Лечение геморрагического синдрома

Геморрагический синдром купируется следующими средствами: 10 % хлоридом кальция – 10 мл внутривен­но, 1 % викасолом – 1 мл внутримышечно, аскорбиновой кислотой – 2 мл внутривенно или внутримышечно. С этой же целью применяют ингибиторы протеиназ – трасилол (или контрикал) 25 тыс.

ЕД капельно на физиологиче­ском растворе через 12 ч, либо 5 % аминокапроновую кис­лоту- 100 мл внутривенно, капельно через 6 ч.

При мас­сивных субарахноидальных кровоизлияниях совместно с нейрохирургами проводят повторные люмбальные пунк­ции с активным промыванием ликворных пространств физиологическим раствором или устанавливают ликвор­ный дренаж с выведением в течение суток 200-300 мл цереброспинальной жидкости. Это ускоряет ее санацию и служит профилактикой развития асептического арах­ноидита.

Чтобы улучшить микроциркуляцию и профилактику тромбообразования, при отсутствии геморрагического синдрома вводят подкожно гепарин – 2-3 тыс. ЕД че­рез каждые 8 ч.

В остром периоде (до 1 месяца) для про­филактики инфекционных осложнений (пневмония, пие­лонефрит) в среднетерапевтических дозах используют ан­тибиотики широкого спектра действия: эритромицин, олететрин, цепорин и др. Если нарушено глотание в кома­тозном состоянии, не следует забывать о парентеральном питании.

Потеря белка компенсируется введением через зонд гидролизина или аминопептида до 1,5-2 л/сут, ана­болическими гормонами (неробол, ретаболил).

Медикаментозная терапия при ЗЧМТ

На 3-5-е сутки ЗЧМТ назначают препараты, стиму­лирующие обменные процессы в мозге. Это аминалон (0,25 г по 2 табл. 3 раза в день), глутаминовая кислота (0,5 г по 1-2 табл.

3 раза в день), кокарбоксилаза (по 200 мг внутримышечно), витамины 5 % В6, B12 (200- 500 мкг), АТФ (1 мл внутримышечно). Проводится курс лечения ноотропными и ГАМКергическими препара- тами,- церебролизином, ноотропилом (пирацетамом), эн- цефаболом (пиридитолом) и др.

Рекомендуется также де­сенсибилизирующая терапия (глюконат и хлорид кальция, аскорутин, тавегил, димедрол, диазолин).

При­меняют сосудорегулирующие (кавинтон, галидор, папаве­рин, эуфиллин) и улучшающие состояние венозной стен­ки препараты (анавенол, эскузан, троксевазин). По пока­заниям продолжают дегидратирующую терапию (диа- карб, верошпирон, триампур).

Дифференцированное лечение острого периода тяже­лой ЗЧМТ схематично может быть представлено в сле­дующем виде. Первые пять суток лечение проводится в реанимационном отделении. В день поступления в обяза­тельном порядке производятся рентгенография черепа и люмбальная пункция.

Это позволяет исключить или под­твердить перелом черепа, пневмоцефалию, внутричереп­ную гематому, а также уточнить массивность субарахно­идального кровоизлияния и наличие ликворной гипер- или гипотензии. Следует обратить внимание на смещение шишковидной железы.

В случаях нарастания или появ­ления очаговой неврологической симптоматики, оглушен­ности больного, развития судорожного синдрома необхо­дима срочная консультация нейрохирурга.

Производятся ЭЭГ, Эхо-ЭГ, каротидная ангиография либо наложение диагностических фрезевых отверстий для исключения внутричерепной гематомы.

Оперативное лечение при внутричерепной гематоме любой локализации практически выполняется без учета противопоказаний. Эксплораторные фрезевые отверстия накладываются даже в терминальной стадии.

Экспертиза трудоспособности: МСЭК после ЗЧМТ

При закрытой черепно­мозговой травме легкой степени (сотрясение мозга) срок стационарного лечения составляет 2-3 недели. Общая продолжительность временной нетрудоспособности 1-1,5 мес. В отдельных случаях при продолжающемся плохом самочувствии сроки временной нетрудоспособности мож­но удлинять до 2 мес. Показано трудоустройство через МСЭК, можно определять III группу инвалидности.

В случае травмы средней степени (ушибы мозга лег­кой и средней степени тяжести) продолжительность ста­ционарного лечения от 3-4 недель до 1,5 мес.

Сроки вре­менной нетрудоспособности в среднем исчисляются 2-4 месяцами и зависят от ближайшего трудового прогноза. При благоприятном прогнозе больничный лист через МСЭК можно продолжить до 6 мес.

Если обнаружены признаки стойкой потери трудоспособности, то больных направляют на МСЭК через 2-3 мес. после получения травмы.

Если ЗЧМТ тяжелой степени (ушиб тяжелой степени, сдавление мозга), сроки лечения в стационаре составляют 2-3 мес. Клинический прогноз часто либо неясен, либо неблагоприятный, поэтому решать вопрос о временной нетрудоспособности сроком до 4 мес. нецелесообразно, исключая оперированные гематомы.

В зависимости от тя­жести двигательного дефекта, психопатологического, су­дорожного и других синдромов можно устанавливать (с участием психиатра) II или I группу инвалидности.

Про­должительность временной нетрудоспособности и группа инвалидности после удаления хирургических гематом оп­ределяются индивидуально с учетом ближайшего прогно­за и характера выполняемой работы.

© доктор медицинских наук, Леонович Антонина Лаврентьевна, Минск, 1990 (в ред. МП Krasgmu.net)

Сохранить в соцсетях:

Похожие публикации:

Источник: https://krasgmu.net/publ/simptomy_i_lechenie/lechenie_zchmt_zakrytoj_cherepno_mozgovoj_travmy/58-1-0-990

Перелом мыщелков большеберцовой кости

Лечение больных с переломами проксимального эпиметафиза костей голени, осложненных черепно–мозговой травмой

  • Мыщелок большеберцовой кости
  • кость
  • костный отломок
  • фиксатор внутренний
  • фиксатор внешний
  • прочность конструкции
  • нагрузка
  • фиксация
  • стабильность фиксации
  • несостоятельность фиксации
  • импрессия
  • импрессионный перелом
  • импрессионный отломок
  • импрессионная зонав
  • консолидация перелома
  • аутотрансплантат
  • аллотрансплантат
  • контрактура коленного сустава

МББК – мыщелки большеберцовой кости

ПЭББК – проксимальный эпифиз большеберцовой кости

АВФ – аппарат внешней фиксации

ORIF (open reduction internal fixation) открытая репозиция с внутренней фиксацией

КП – костная пластика

НПВП – нестероидные противовоспалительные препараты

LCP – (locking compression plate) – пластины с угловой стабильностью

КТ – компьютерная томография

МРТ – магниторезонансная томография

МЗ РФ – Министерство здравоохранения Российской Федерации

МНО – международное нормализованное отношение

Термины и определения

Мыщелок большеберцовой кости – половина проксимального эпифиза большеберцовой кости, несущая суставную поверхность

Плато большеберцовой кости – две суставных поверхности медиального и латерального мыщелков большеберцовой кости

Внутренний фиксатор – ортопедический имплантат, вживляемый под кожу пациента, и соединяющий костные отломки при лечении переломов, деформаций или ложных суставов

Костный отломок – часть кости, отделённая вследствие повреждения при травме, хирургическом вмешательстве или деструктивном процессе

Импрессия – процесс формирования перелома суставной поверхности вследствие избыточного давления сочленяющейся кости, превышающего прочность губчатой костной ткани, а также результат импрессионного перелома

Импрессионный отломок – отломок, содержащий часть суставной поверхности, который опустился ниже уровня неповреждённого суставного хряща

Импрессионная зона – часть суставной поверхности, ограниченная линией перелома, которая опустилась по отношению к уровню неповреждённой суставной поверхности

Фрагментация импрессионной зоны – множественность импрессионных отломков внутри импрессионной зоны

АВФ – аппарат внешней фиксации: ортопедическое устройство, содержащее имплантат (выстоящий из кожи чрескостный или экстракортикальный элемент, достигающий кости или внедряемый в неё), и внешнюю (неимплантируемую) опору, соединяющую через чрескостные элементы костные отломки при лечении переломов, ложных суставов или постепенном удлинении (устранении деформации) сегмента

Нагрузка – механическая сила, прикладываемая к конечности, кости и фиксирующей системе в процессе лечения, как правило, повторяющаяся с постоянной периодичностью (циклически)

Фиксация – состояние, при которой достигается относительное или полное обездвиживание отломков

Стабильность фиксации – устойчивость системы к внешним нагрузкам, позволяющая сохранять постоянство взаимной ориентации отломков и оптимальное расстояние между ними

Миграция фиксирующих элементов – потеря оптимального положения фиксирующих элементов вследствие резорбции костной ткани вокруг них, возникающее при превышении величины допустимых циклических нагрузок, их количества или при нарушениях технологии установки элемента в кость (в рамках рассматриваемой темы)

Консолидация перелома – взаимное соединение отломков живой костной тканью вследствие успешного завершения процесса репаративной регенерации

Нарушение консолидации – изменения в репаративной регенерации костной ткани, приводящие к снижению её скорости, прекращению или формированию костной мозоли, недостаточной для осуществления механической функции

Посттравматическая деформация – консолидация перелома с нарушением пространственных, в том числе осевых и ротационных взаимоотношений между отломками

Моделирующая резекция – иссечение части кости для обеспечения максимального контакта отломков в зоне перелома (несращения) или устранение импинджмента сустава

Аутотрансплантат – фрагмент собственной кости пациента, забираемый в донорском месте для пересадки и восполнения дефицита костной ткани (костного дефекта)

Аллотрансплантат – фрагмент костной ткани другого человека (донора), как правило – трупный, прошедший процедуру консервации

Контрактура – ограничение амплитуды движений в суставе

Импинджмент – патологический контакт в суставе с деформированной сочленяющейся костью или элементами металлоконструкции, сопровождающийся болью, дискомфортом и рентгенологической картиной структурных изменений сочленяющихся костей в месте патологического контакта.

1.1 Определение

Перелом мыщелков большеберцовой кости – внутрисуставное повреждение костной ткани проксимального эпифиза, обычно распространяющиеся на метафиз большеберцовой кости, которое проявляется в нарушении целости суставной поверхности и как правило, приводящее к её инконгруэнтности вследствие смещения по проходящей по ней линии перелома или импрессии части суставной поверхности [2, 5, 12]. Они характеризуются склонностью к формированию быстро прогрессирующего артроза коленного сустава, контрактур и стойкого болевого синдрома и требуют оперативного лечения [1, 2, 4]. Целью оперативного лечения является восстановление формы суставных поверхностей, нормализация осевых соотношений и восстановление стабильности и подвижности коленного сустава [1, 5, 6, 7]. Принципами оперативного лечения являются ранняя операция, анатомическая репозиция, восполнение импрессионных дефектов костной ткани, абсолютная стабильность фиксации, ранняя функция, поздняя опорная нагрузка, допустимая после консолидации перелома [7, 10, 19].

1.2 Этиология и патогенез

Согласно современным представлениям, при внутрисуставных переломах проксимального эпифиза большеберцовой кости повреждаются суставной хрящ, губчатая кость с формированием под импрессионной зоной полости костного дефекта и кортикальный слой кости с возможным распространением линий перелома на метафиз и до диафиза включительно [1, 2, 4, 5, 6].

Силами, приводящими к переломам мыщелков, являются избыточная вальгизация, варизация, осевая перегрузка, или их сочетание [3, 5, 6, 7, 11]. Сила направлена преимущественно дистально, по оси голени, но может продолжаться в медиальном или латеральном направлениях, отщепляя один или оба мыщелка [1, 2, 12, 19].

Обычно вначале повреждается латеральный мыщелок и степень его разрушения, как правило, больше, в то время как медиальный мыщелок повреждается реже. Повреждение может сопровождаться повреждением менисков и связок, а при высоких энергиях – тяжелой травмой мягких тканей и ранами в этой области.

Данное повреждение нарушает структуру и функцию весьма сложного и нагружаемого сустава и выступает пусковым механизмом для последующего развития дегенеративно-дистрофического процесса, ответственного за низкие анатомо-функциональные результаты лечения.

При оперативном лечении, если удаётся восстановить структуру проксимального отдела большеберцовой кости и, стабильно фиксировав отломки, начать ранние движения без осевой нагрузки, то обычно удаётся достичь не только оптимальной консолидации, но и функционального восстановления коленного сустава.

Однако тяжёлая травма запускает начало дегенеративного процесса, который спустя годы и десятилетия приводит к его терминальной стадии, требующей замены сустава. Чем полнее произведено восстановление проксимального эпифиза большеберцовой кости (мыщелков), тем медленнее развивается артроз, ниже анатомо-функциональные нарушения и тем позже возникают показания к эндопротезированию коленного сустава [1, 7, 11, 19, 21].

1.3 Эпидемиология

По данным разных авторов переломы МББК составляют 13% среди переломов длинных костей нижней конечности, 8 – 10% внутрисуставных и 2 – 6% от числа всех переломов. Экстраполируя данный показатель на официальные статистические данные (за год.

в России наблюдается в среднем более 800000 переломов костей нижних конечностей), можно ориентировочно рассчитать, что обращаемость по поводу этого повреждения обычно на территории нашей страны составляет не менее 15 тысяч пациентов в год [9, 19]. Эти переломы являются причиной длительного и дорогостоящего лечения.

Сроки восстановления трудоспособности составляют от 130 до 280 и более дней, а выход на инвалидность – от 6,1% до 34,9% [11, 19].

Ошибки оперативной технике, некорректный выбор фиксаторов, в частности устройств без угловой стабильности при показаниях к их применению, ограниченное количество углостабильных отверстий, ориентированных на зону повреждения, являются наиболее частыми механическими причинами неудовлетворительных исходов [4, 13].

На исход влияют также общие заболевания, такие, как ожирение, которое предопределяет значимые перегрузки в металлокостном соединении, наличие системных заболеваний (остеопороз, остеомаляция, гормональные нарушения, длительное лечение кортикостероидами), негативно влияющих на репаративный остеогенез в целом и создают риск ухудшения исхода лечения таких повреждений [12, 13, 20].

1.4 Кодирование по МКБ-10

S82.1 – Перелом проксимального конца большеберцовой кости

1.5. Классификация

Наиболее распространена клиническая классификация Шацкера (J.Shazker,1979), выделяющая шесть типов перелома, расположены в порядке возрастания тяжести перелома как с точки зрения тяжести последствий и сложности лечения [6].

Тип I.

Чистый расщеп (6%).

Этот тип перелома характеризуется формированием треугольно-пирамидального фрагмента и наблюдается у молодых пациентов со средним возрастом 32 года, не имеющих остеопороза, и является результатом высокоскоростного бокового удара: вальгизация с осевой нагрузкой. Высокая прочность губчатой кости молодых не даёт импрессии. Единственный тип, который поддаётся полной закрытой репозиции и допускает фиксацию без пластин.

Тип II

Расщеп, сочетающийся с импрессией. Механизм: вальгизация с осевой нагрузкой. При этом переломе отщеп наружного мыщелка сопровождается импрессией, которая наблюдается у более пожилых пациентов (средний возраст 50 лет) и более высокой энергии. Чем выше остеопороз, тем больше импрессионный фрагмент и меньше фрагментация. У молодых с крепкой костью импрессионных фрагментов много.

Тип III.

Чистая центральная импрессия суставной поверхности наружного мыщелка.  Механизм – как для I и II типов. На рентгенограмме перелом определяется как точный отпечаток наружного мыщелка бедра, опущенный ниже края мыщелка Б/Б кости.

При этом переломе нет клиновидного фрагмента, а кортикальный слой либо интактен, либо имеется слепая незавершённая вертикальная линия перелома по задней поверхности наружного мыщелка.

Перелом – остеопенический, средний возраст 68 лет (или гормональные остеопорозы и остеомаляции), а энергия вальгизации – низкая.

 Тип IVА

Переломы медиального мыщелка. Механизм: варизация с осевой нагрузкой. От медиального мыщелка может быть отщеплён клиновидный фрагмент разного размера (тип А) характерен для более молодых при больших скоростях удара. Импрессия встречается менее, чем у половины.

Тип IVВ

Подтип часто сопровождается импрессией задней половины наружной суставной поверхности. Механизм: варизация с осевой нагрузкой. Характерен для более пожилых и может произойти при менее мощной травме.

Имеет наихудший прогноз: часто сопровождается повреждением связок, вероятен футлярный синдром.

Самая сложная операция (фиксация медиального, с визуальным контролем латерального и пластикой под импрессией латеральной суставной поверхности), самые большие объёмы костных дефектов.

Тип V.

Переломы обоих мыщелков: то, что раньше называли Т- и Y-образные. У молодых – травма высокоэнергетическая (ДТП и падения с высоты). Этот тип часто бывает у лиц пожилого возраста. Линии перелома могут доходить до метафиза. Импрессия – со стороны воздействия боковой силы.

Тип VI

Переломы большеберцового плато с повреждением метафиза и диафиза. При этом типе перелома имеется оскольчатый перелом обоих мыщелков с импрессией и промежуточные отломки метафиза большеберцовой кости и иногда – отломки диафиза. Обычно это травма самых высоких энергий. Средний возраст, по данным Schatzker 56 лет, но среди пострадавших много и молодых пациентов после ДТП и кататравм.

2.1 Жалобы и анамнез

  • При обследовании пациента рекомендован тщательный сбор анамнеза и проведение клинического осмотра [1, 2, 4, 5, 6].

Уровень убедительности рекомендаций А (уровень достоверности доказательств 3)

Источник: https://medi.ru/klinicheskie-rekomendatsii/perelom-myschelkov-bolshebertsovoj-kosti_14164/

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.