Резистентность к антимикробным препаратам как реальная угроза национальной безопасности

Антибиотики лечат все хуже, началась эра борьбы с устойчивостью к ним

Резистентность к антимикробным препаратам как реальная угроза национальной безопасности

Каждый год растет список инфекций, которые плохо поддаются лечению из-за снижения эффективности антибиотиков.

При этом рост устойчивости к этим лекарствам наблюдается и в странах с высоким уровнем экономики, и в развивающихся странах.

Специалисты рассказали ТАСС, из-за чего формируется лекарственная резистентность, сколько на это нужно времени и как бороться с инфекциями в новых условиях.

Сегодня в мире от инфекционных заболеваний, вызванных устойчивыми (резистентными) к антибиотикам возбудителями, умирает почти 700 тысяч человек в год. Из них 22 тысячи случаев приходится на страны европейского континента

Ляля Габбасова

помощник министра здравоохранения РФ

По словам помощника министра здравоохранения РФ Ляли Габбасовой, на Ассамблее Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ) в 2017 году была принятая отдельная резолюция по вопросам диагностики, лечения и организации помощи при сепсисе.

Согласно данным Центра по контролю и профилактике заболеваний США, заболеваемость американцев резистентными формами инфекций составляет около 2,5 млн человек, смертность из-за того, что антибиотик перестал быть эффективным, — 22 тыс. человек в год. Эксперты не исключают, что мы движемся к миру, в котором жили наши бабушки и дедушки, когда инфекции — пневмония, туберкулез, сепсис, гонорея — были смертельны из-за того, что от них не было специфического лечения.

“В связи с этим инфекционные болезни могут вновь выйти из-под контроля. С развитием глобальной торговли и международных поездок устойчивые микроорганизмы могут быстро распространяться в любую часть мира”, — говорится на сайте ВОЗ.

Почти полмиллиона человек, по данным ВОЗ, ежегодно заболевают устойчивой формой туберкулеза.

Резистентность уже существенно влияет на борьбу с ВИЧ и малярией, так как, с одной стороны, лечение устойчивых форм занимает больше времени и требует дополнительных тестов, а с другой — расходы на такое лечение гораздо выше.

При этом без эффективных антибиотиков невозможно обеспечить успешное проведение хирургических операций или химиотерапии при онкологии.

Почему снижается эффективность антибиотиков

Формирование лекарственной устойчивости — естественный процесс эволюции, когда под воздействием антибиотиков наиболее чувствительные микроорганизмы погибают, а более устойчивые остаются и продолжают размножаться.

Одна из причин формирования микробной устойчивости — неконтролируемое медицинское применение антибиотиков, в том числе при самолечении, а также несоблюдение дозировок и сроков приема.

Избыточное назначение антибиотиков — проблема не только отечественных специалистов. Исследования показывают, что в 2005 году примерно 50% антибиотиков назначались в случаях, когда в них не было необходимости. Возьмем в качестве примера боль в горле.

“По нашим данным, 95% взрослых получают системные антибиотики, а 90% всех инфекций, для которых характерна боль в горле, вызывается вирусами, на которые антибиотики не действуют”, — поясняет главный внештатный специалист по микробиологии и антимикробной резистентности Роман Козлов.

При этом, по его словам, чаще всего на этапе назначения, принятия решения, назначать или нет антибиотик, невозможно определить, вирусная это инфекция или бактериальная.

“Поэтому, конечно, частота может составлять 50%, иногда и выше, как с примером боли в горле, где 95%. Поэтому цифры разные, в зависимости от исследования.

Если брать инфекции дыхательной системы, это действительно около 50%”, — добавил он.

Другой причиной формирования микробной устойчивости является применение антибиотиков в сельском хозяйстве для ускорения роста животных и птицы и профилактики болезней. Исследования доказывают, что употребление в пищу мяса этих животных также способствует формированию устойчивости микроорганизмов.

15–20 лет на формирование устойчивости

Скорость формирования резистентности зависит от частоты использования препаратов, в том числе нерационального. Так, пенициллин был открыт в 1943 году, а уже через год появились первые сообщения об устойчивости к нему. Формирование устойчивости к другим препаратам занимает больше времени, по словам Габбасовой, минимум 15–20 лет.

Однако все равно сегодня уже наблюдается устойчивость к некоторым препаратам третьего поколения. “Например, приоритетный лист патогенных возбудителей (2017, ВОЗ) включает возбудители, резистентные к цефалоспоринам третьего поколения. Препараты этой группы стали широко применяться в конце 80-х — начале 90-х гг.”, — уточнила Габбасова.

По ее словам, раньше создание новых лекарств происходило быстрее, потому что были готовые наработки. “Оставалось только провести необходимые исследования, регистрацию и внедрение этих препаратов в практику. Наступил такой момент, когда практически нет научных наработок по этой теме, и все меньше появляется новых противомикробных препаратов”, — пояснила она.

При этом отказываться от производства новых препаратов нельзя. Однако нужно понимать, что теперь это более сложный, дорогой и долгий процесс.

Глобальная проблема и пути решения

Устойчивость к антибиотикам является глобальной проблемой, уверены эксперты.

Антибиотикорезистентность — проблема не только медицинская, это проблема общегосударственная. Поэтому совершенно справедливо ее считать настоящей угрозой нацбезопасности. В глобальном плане она — угроза национальной стабильности

Роман Козлов

главный внештатный специалист по микробиологии и антимикробной резистентности

По мнению ВОЗ, проблема антибиотикорезистентности не может быть решена только на уровне медицины, необходимы изменения в сельском хозяйстве. Бразилия, Аргентина, Нидерланды и некоторые другие страны уже работают над тем, чтобы сократить избыточное применение антибиотиков в этой отрасли.

“Вопросы рационального применения противомикробных препаратов в здравоохранении и ветеринарии являются приоритетными”, — сообщила Габбасова. По ее словам, антибиотики рекомендуется использовать только по показаниям и назначению специалистов, ограничивая широкий допуск к ним.

Кроме того, в этом году ВОЗ опубликовала новые рекомендации по применению антибиотиков.

Все провомикробные препараты специалисты разделили на три группы: в первую вошли лекарства, которые рекомендуются в приоритетном порядке при лечении заболеваний и массово доступные.

Вторая — препараты, которые должны при лечении воспалений применяться с осторожностью, третья группа — лекарства, которые применяются в крайних случаях. Все это также направлено на решение проблем, связанных с преодолением устойчивости к антибиотикам.

Стратегия Минздрава РФ

По словам Габбасовой, сейчас все страны разрабатывают национальные стратегии по борьбе с устойчивостью возбудителей к противомикробным препаратам. Россия не является исключением.

Минздрав РФ готовит собственную стратегию, которая должна быть представлена до конца лета.

Ранее министр здравоохранения РФ Вероника Скворцова сообщила ТАСС, что Минздрав активно работает вместе с Минсельхозом и другими заинтересованными ведомствами над решением проблемы устойчивости к антибиотикам.

Разработчики документа убеждены в том, что “гонка вооружений” с бактериями будет неэффективной, так как они будут мутировать быстрее, чем будут появляться новые антибиотики. Поэтому необходимо наравне с разработкой новых препаратов достаточно жестко регламентировать все сферы применения антибиотиков.

Так, в стратегии предлагается снижать предельно допустимые уровни для пищевых продуктов (мяса и птицы). Назначение антибиотиков врачами также планируется оптимизировать, ужесточить ответственность за отпуск рецептурного препарата без рецепта в аптеке. Здесь, убеждены авторы стратегии, поможет маркировка лекарственных средств, которую уже сейчас в пилотном режиме осуществляет Росздравнадзор.

Помимо этого, считает Козлов, необходимо совершенствовать диагностические системы, инфекционный контроль, а также обязательно проводить мониторинг “не только на уровне страны, но и на уровне регионов, городов”. В России уже существует такой проект, который работает при поддержке министерства здравоохранения.

На карте антибиотикорезистентности собраны данные по конкретным возбудителям, уровню их устойчивости в зависимости от региона. “Это необходимо для оптимизации протокола лечения инфекций. Кроме того, они служат для разработки клинических рекомендаций.

Некоторые наши подходы мы, конечно, обсуждаем с зарубежными коллегами именно для того, чтобы гармонизировать и выработать более действенные меры по сдерживанию устойчивости к антибиотикам”, — уточнил Козлов.

Госпитальная инфекция

Отдельной проблемой являются устойчивые вирусы в медицинских учреждениях. Согласно определению ВОЗ, это заболевания микробного происхождения, имеющие клинические проявления и появившиеся во время или в течение месяца после посещения медицинского учреждения. Только в России ежегодно регистрируется до 30 тыс. случаев госпитальной инфекции.

При этом, по различным экспертным оценкам, до 10% пациентов стационаров заболевают вирусной инфекцией в стационарах. Это может быть и мастит у беременных и рожениц, сепсис у новорожденных, золотистый стафилококк, пневмония, синегнойная палочка и многие другие.

В целом специалистами описано более 200 микроорганизмов, которые играют роль в возникновении внутрибольничных инфекций.

Кроме того, по данным ВОЗ, именно внутрибольничные инфекции “являются одной из основных причин смерти и страданий госпитализированных пациентов во всем мире”.

Профилактика внтурибольничных инфекций также включена в Стратегию преодоления устойчивости к антибиотикам Минздрава РФ. Роспотребнадзор по поручению премьера Дмитрия Медведева разрабатывает предложения по организации системы эпиднадзора, а также по профилактике госпитальных инфекций. По словам главы надзорного ведомства, рекомендации будут готовы уже к сентябрю.

Инна Финочка

Источник: https://tass.ru/obschestvo/4472791

Бактериям объявили войну. ВОЗ провела реформу в лечении антибиотиками

Резистентность к антимикробным препаратам как реальная угроза национальной безопасности

Это сделано, чтобы затормозить. В последнее время рост резистентности бактерий к антибиотикам стал угрожающим, и над человечеством нависла реальная угроза возвращения практически в доантибиотиковую эру.

Недавно ВОЗ провела серьёзную реформу в лечении антибиотиками. В чём суть новых изменений? Какие уроки из них должны вынести практические врачи?

Новые рекомендации по антибиотикам включены в Примерный перечень основных лекарственных средств ВОЗ. За последние 40 лет это самый большой и серьёзный пересмотр, касающийся этих препаратов. Если говорить совсем кратко о реформе, то в ней врачам детально объясняют, какие антибиотики нужно применять в лечении обычных инфекций, а какие следует оставить для наиболее тяжёлых случаев.

Взгляд эксперта

О том, почему необходимость такой реформы назрела и какова нынешняя ситуация с антибиотикотерапией, нам рассказываетглавный внештатный специалист Минздрава России по клинической микробиологии и антимикробной резистентности, а также президент Межрегиональной ассоциации по клинической микробиологии и антимикробной химиотерапии (МАКМАХ), член-корреспондент РАН, ведущий специалист по этой проблеме в стране Роман Козлов. Являясь руководителем Сотрудничающего центра ВОЗ по укреплению потенциала в сфере надзора исследований антимикробной резистентности, он принимал самое прямое участие в разработке реформы антибиотиков.

«Россия, как и многие другие страны, расценивает устойчивость микробов к антибиотикам как угрозу национальной безопасности, а ВОЗ – как угрозу глобальной стабильности, – говорит Роман Сергеевич.

– Сегодня уже есть некоторые виды бактерий, против которых эффективны всего один-два препарата, их называют «антибиотиками последней надежды».

Но и к ним может вырабатываться резистентность, что приводит к большим сложностям в лечении инфекций, а иногда и к смерти пациентов.

Альтернативные антибиотикам подходы к терапии опасных инфекционных заболеваний точно не помогут. Речь о внутрибольничных инфекциях – в отделениях, где часто используют антибиотики, выживают самые устойчивые бактерии.

Нам жизненно необходимы новые лекарства против них. Важный аспект: ВОЗ призывает объединить усилия государств и фармацевтических компаний по созданию таких антибиотиков.

К счастью, в нашей стране это понимают и стимулируют бизнес на их разработку.

Мы проводим большую работу среди врачей, чтобы они правильно назначали антибиотики. Но крайне важно правильно применять их и самим пациентам. Если препарат назначен на 7 дней, столько и нужно пить, ни днём меньше, даже если вы чувствуете, что уже вылечились.

Самостоятельно укороченный курс лечения – классический способ отбора бактерий, не чувствительных к антибиотикам: в таких условиях выживают самые устойчивые к лекарству бактерии, и они передают эти свойства следующим поколениям микробов. Когда они снова вызовут инфекцию у этого же человека или его родственников, лечить её будет гораздо труднее.

Очень важно чётко соблюдать кратность и условия приёма антибиотиков, указанные в инструкции. Написано пить препарат до еды, после или вместе с едой, исполняйте, это влияет на его эффективность. Категорически не рекомендую принимать антибиотики самостоятельно или по информации в Интернете.

Я против рекомендаций провизоров, это должен делать только врач – очень много тонкостей и сложностей, которые может учесть лишь он. Ни в коем случае не используйте оставшиеся от прошлого лечения препараты с истекшим сроком годности».

Чёрный список

Реформа антибиотикотерапии готовилась долго, и её выходу предшествовала публикация списка из 12 бактерий, для борьбы с которыми срочно требуются новые антибиотики. По мнению экспертов ВОЗ, именно они представляют сегодня главную угрозу для здоровья человека. В списке есть бактерии, которые устойчивы к действию сразу нескольких антибиотиков.

Они способны вырабатывать всё новые способы и механизмы сопротивления против таких лекарств. А во‑вторых, они могут вместе со своими генами передавать эти качества другим бактериям. Благодаря такому взаимообмену число устойчивых к антибиотикам микроорганизмов будет расти веерообразно.

12 опасных бактерий были разделены на три группы, в зависимости от степени угрозы, которую они представляют.

Самые опасные, по мнению ВОЗ, бактерии, против которых скоро могут перестать действовать антибиотики

НазваниеУстойчивость
1‑я группа приоритетности – самый высокий риск развития устойчивых бактерий
Acinetobacter baumanniiк карбапенемам
Pseudomonas aeruginosaк карбапенемам
Enterobacteriaceaeк карбапенемам, вырабатывают БЛРС
2‑я группа приоритетности – высокий риск развития устойчивых бактерий
Enterococcus faeciumк ванкомицину
Staphylococcus aureusк метициллину, умеренно чувствительны или устойчивы к ванкомицину
Helicobacter pyloriк кларитромицину
Campylobacter spp.к фторхинолонам
Salmonellaeк фторхинолонам
Neisseria gonorrhoeaeк цефалоспоринам, фторхинолонам
3‑я группа приоритетности – средний риск развития устойчивых бактерий
Streptococcus pneumoniaeк пенициллину
Haemophilus influenzaeк ампициллину
Shigella spp.к фторхинолонам

Суть реформы антибиотиков

Впервые эксперты ВОЗ разбили все антибиотики на три категории. В соответствии с принятой на Западе практикой каждой категории дано яркое символическое название, которое приводят прописными буквами.

По-русски это выглядит так – доступ, наблюдение и резерв. Честно говоря, названия для нас получились не очень удачные, не очень говорящие, особенно для двух первых категорий. Почему? Это станет понятно позже.

Главное, что реформа использования антибиотиков призвана обеспечить наличие необходимых препаратов и, наверно, самое важное – способствовать правильному назначению этих препаратов для лечения той или иной конкретной инфекции. 

Именно это, как ожидают эксперты, улучшит результаты терапии, замедлит развитие бактерий, устойчивых к лекарствам, и сохранит эффективность антибиотиков «последней надежды», необходимых тогда, когда все остальные препараты уже не действуют. Пока это относится только к антибиотикам, применяемым для лечения 21 наиболее распространённой общей инфекции. Если реформа сработает, её распространят и на другие инфекционные болезни.

На 1‑й, 2‑й, 3‑й рассчитайсь!

Первая категория, которая называется ДОСТУП, включает антибиотики первой линии – именно их нужно использовать для лечения широко распространённых инфекций в первую очередь (см. таблицу 1).

Если они будут неэффективны, то можно назначать другие препараты из этой же или второй категории.

Однако если не будут работать и препараты из группы наблюдения (это вторая категория), наступает роль лекарств из третьей категории – из резерва.

Таблица 1.

Первая категория

Антибиотики доступаНапример
Бета-лактамы (Beta-lactam medicines)
Амоксициллин (amoxicillin)Цефотаксим (cefotaxime)*
Амоксициллин + клавулановая кислота (amoxicillin + clavulanic acid)Цефтриаксон (ceftriaxone)*
Ампициллин (ampicillin)Клоксациллин (cloxacillin)
Бензатина бензилпенициллин (benzathine benzylpenicillin)Феноксиметилпенициллин (phenoxymethylpenicillin)
Бензилпенициллин (benzylpenicillin)Пиперациллин + Тазобактам (piperacillin + tazobactam)*
Цефалексин (cefalexin)Прокаин-бензилпенициллин (procaine benzyl penicillin)
Цефазолин (cefazolin)Меропенем (meropenem)*
Цефиксим (cefixime)*
Антибиотики других групп
Амикацин (amikacin)Гентамицин (gentamicin)
Азитромицин (azithromycin)Метронидазол (metronidazole)
Хлорамфеникол (chloramphenicol)Нитрофурантоин (nitrofurantoin)
Ципрофлоксацин (ciprofloxacin)*Стрептомицин (spectinomycin) (EML only)
Кларитромицин (clarithromycin)*Сульфаметоксазол + триметоприм (sulfamethoxazole + trimethoprim)
Клиндамицин (clindamycin)*Ванкомицин, оральные формы (vancomycin, oral)*
Доксициклин (doxycycline)Ванкомицин, для парентерального введения (vancomycin, parenteral)*

* Антибиотики, использование которых ограничено конкретными инфекционными заболеваниями или возбудителями.

Антибиотики из группы наблюдения (см. таблицу 2) можно применять в качестве препаратов первого выбора только для лечения ограниченного числа инфекций.

Например, рекомендуется резко сократить применение ципрофлоксацина, широко используемого сейчас врачами для лечения цистита и таких инфекций верхних дыхательных путей, как бактериальные синусит или бронхит. Применение их при подобных болезнях расценивается как ошибка.

Это нужно для того, чтобы не допустить дальнейшего развития устойчивости к ципрофлоксацину. Но на качестве лечения не скажется, так как есть очень неплохие антибиотики для этих инфекций из первой группы доступа.

Таблица 2.

Вторая категория

Антибиотики НАБЛЮДЕНИЯНапример
Хинолоны и фторхинолоныципрофлоксацин, левофлоксацин, моксифлоксацин, норфлоксацин
Цефалоспорины третьего поколения (с ингибитором бета-лактамазы или без него)цефиксим, цефтриаксон, цефотаксим, цефтазидим
Макролидыазитромицин, кларитромицин, эритромицин
Гликопептидные антибиотикитейкопланин, ванкомицин
Пенициллины с антипсевдомонадной активностью с ингибиторами бета-лактамазыпиперациллин + тазобактам
Карбапенемымеропенем, имипенем + циластатин
Пенемыфаропенем

Препараты третьей группы резерва (см. таблицу 3) должны рассматриваться как «антибиотики последней надежды», и использовать их можно только в самых тяжёлых случаях, когда все остальные способы лечения исчерпаны. Особенно это важно для лечения опасных для жизни инфекций, которые вызывают бактерии с множественной лекарственной устойчивостью.

Таблица 3.

Третья категория

Антибиотики РЕЗЕРВАНапример
Азтреонам
Цефалоспорины 4‑го поколенияцефепим
Цефалоспорины 5‑го поколенияцефтаролин
Полимиксиныполимиксин В, колистин
Фосфомицин (IV)
Оксазолидинонылинезолид
Тигециклин
Даптомицин

Для врачей эти рекомендации столь важны, что мы советуем их вырезать и повесить в кабинете, а также внести в смартфон, чтобы они всегда были под рукой.

источник http://www.aif.ru

Источник: https://www.mam4.ru/community/post/399076/

СОЮЗФАРМА

Резистентность к антимикробным препаратам как реальная угроза национальной безопасности

В первых числах сентября в Кабинет министров была внесена стратегия борьбы с устойчивостью к антибиотикам. Документ разработан Министерством здравоохранения и предусматривает комплекс мер по предупреждению распространения антимикробной резистентности в Российской Федерации на период до 2030 года.

Российская национальная стратегия включила в себя все основные положения Глобального плана преодоления антимикробной резистентности. Отечественная стратегия межведомственная – в ее разработке помимо Минздрава участвовали Роспотребнадзор, Минфин, Минпромторг, Минсельхоз, Россельхознадзор, МЭР, ФАНО и РАН.

Стратегия разбита на три основных блока: сокращение использования антибиотиков в животноводстве, обучение врачей правильному назначению и применению антибиотиков, и ужесточение контроля за отпуском антибиотиков, с целью исключить их безрецептурный отпуск.

«Проблема антимикробной резистентности выходит не просто на передовую, а становится частью политической повестки дня», – так прокомментировала министр здравоохранения Российской Федерации Вероника Игоревна Скворцова появление в России стратегии по борьбе с распространением антимикробной резистентности.

Показательно, что на заседании глав делегаций государств-участников саммита G20 эта тема стала одной из главных.

Надо сказать, что Россия в этом вопросе является соавтором всех глобальных документов, которые были разработаны за последние два года.

Российская Федерация участвовала в формировании Глобального плана преодоления антимикробной резистентности. Обсуждение этого документа во Всемирной организации здравоохранения состоялось в 2015 году.

Россия также внесла свой вклад в формирование плана действий и комплекса мероприятий по сдерживанию биологической угрозы, связанной с распространением антимикробной резистентности. В состав Комиссии ООН по проблеме антимикробной резистентности входит помощник министра здравоохранения РФ Ляля Габбасова.

Применение в сельском хозяйстве

Первый блок стратегии посвящен сокращению применения антибиотиков в животноводстве. Статистика использования антибиотиков в мире свидетельствует, что 4/5 всех препаратов находят применение именно при выращивании сельскохозяйственных животных. Население же Земли потребляет лишь 1/5 от всех продуцированных в мире антибиотиков.

Поэтому основные положения этого блока стратегии были разработаны Минсельхозом и Россельхознадзором. Они предусматривают более жесткий контроль за предельно допустимыми концентрациями антибиотиков в мясе, отказ от использования факторов роста, близких по структуре к антибиотикам, при выращивании крупного рогатого скота и других сельскохозяйственных животных.

«Очень важно не использовать антибиотики в кормах, – поясняет Вероника Скворцова. – Это важно потому, что мы с пищей потребляем такое количество вредных химических веществ, которые потом не позволяют нам правильно реагировать на лекарственные препараты».

Россия имеет существенные преимущества перед странами Евросоюза в этом отношении, полагает Вероника Игоревна, потому что нормы предельных концентраций антибиотиков в пище, таких как тетрациклин, которые были приняты в Евразийском союзе два года назад, в 10 раз ниже, чем в соответствующие нормативы в европейских странах и США.

Назначение антибиотиков

Второй блок стратегии посвящен назначению антибиотиков. Во многих странах мира они используются нерационально – врачи выписывают антимикробные препараты даже тогда, когда этого не нужно делать.

Основное внимание в этом вопросе должно быть уделено обучению врачей. Уже сегодня в медицинских вузах и ординатурах по всей стране вводятся специальные образовательные курсы, на которых будущим врачам рассказывают о правильном назначении антибиотиков.

Совестное обсуждение проблемы резистентности к антимикробной терапии с выпускниками очень важно, так как у будущих специалистов еще не сложились окончательные стереотипы в назначении этих препаратов. Поэтому есть надежда, что когда они придут в клиническую практику, будут использовать их более правильно, чем это делают доктора сегодня.

«Врачи часто назначают антибактериальную терапию нерационально, – считает Владимир Рафальский, профессор, доктор медицинских наук Смоленского государственного медицинского университета, член президиума межрегиональной общественной организации «Альянс клинических химиотерапевтов и микробиологов. – Нужно стараться уменьшить использование антибиотиков».

«Что можно сделать? – рассуждает он. – Уменьшить назначение антибиотиков. Не приведет ли это к росту смертности и заболеваемости? К недостаточной эффективности терапии инфекции? Нет, не привет.

В последнее время страны с развитой экономикой – Северная Америка и Северная Европа – все больше снижают потребление антибиотиков.

К сожалению, в России происходит рост продаж и назначений антибиотиков, и нам еще есть над чем работать.

Грамотное применение

Кроме грамотного назначения важно также и правильное использование антибиотиков. Каждый врач на уровне автоматизма должен знать, что перед тем, как назначать антибиотик, нужно проверить чувствительность к нему.

Недавно в России была создана электронная система помощи в принятии решений по выбору лекарственных средств, благодаря которой можно проверить препараты на возможность их совместного применения.

«Помнить о совместимости препаратов тоже очень важно, потому что иногда мы сталкиваемся с ситуациями грубых медицинских ошибок, – рассказывает Вероника Скворцова. – Два года человека лечат антибиотиком, который просто не действует из-за индивидуальных особенностей метаболизма. Только через два года выясняется, что его зря кормили этим антибиотиком, и его надо менять на другой препарат».

«Это касается в том числе хронических инфекций, скажем туберкулеза, – продолжает министр. – Мы каждый месяц снижаем смертность от туберкулеза, минимум на 8–10%.

За семь месяцев этого года мы снизили смертность от туберкулеза на 15 с лишним процентов по сравнению с прошлым годом, а за восемь лет – на 65%. Мы – лидеры в мире по этому показателю, но у нас параллельно увеличивается и доля мультирезистентных форм. Это становится самостоятельной проблемой.

Для того чтобы эту проблему решить, мы должны в корне пересмотреть назначение препаратов больным, над чем мы усиленно работаем».

Свободная продажа

Следующий блок касается ограничений безрецептурной продажи антибиотиков.

«Может ли человек покупать без рецепта антибиотки в аптеке? – задает вопрос Вероника Скворцова и сама же отвечает. – Не может. Законодательно уже давно закреплена необходимость рецептурного отпуска, но контроль, который осуществляет Росздравнадзор, должен быть ужесточен многократно. И эти меры сейчас тоже прописываются».

«К сожалению, в России есть еще один фактор – самолечение, – рассказывает профессор Рафальский. – В подавляющем большинстве стран назначить и приобрести самостоятельно антибиотик в аптеке не возможно. У нас пока это можно. Сложный лекарственный препарат назначать самостоятельно опасно. Это тоже фактор развития резистентности к антибиотикам».

Поддержка инноваций

В настоящее время наблюдается рецессия или регресс в разработке новых антибиотиков – 99% всех препаратов данного типа было создано в 40-80 годах прошлого века. Кризис фарминдустрии объясняется сложностью поиска новых мишеней в микробной клетке для антибиотика, благодаря которым можно было бы преодолеть устойчивость.

Для медицины это означает снижение эффективности терапии антибиотиками бактериальных инфекций. По удар попадают сразу несколько направлений. Все более острой становится проблема безопасности пациентов в стационарах, прежде всего, в реанимации и хирургии.

Антибиотикорезистентность представляет непосредственную угрозу высоким технологиям в медицине, в особенности трансплантации.

Под угрозой находятся такие направления, как трансплантация костного мозга, печени, почки, сердца, имплантация суставов, операции на сердце и сосудах.

Кроме того, возрастают риски и при интенсивной онкологической химиотерапии, связанной с иммуносупрессией, когда без современной высокоэффективной антибиотикотерапии не обойтись.

Становятся опасными при развитии антибиотикорезистентности даже «обычные» заболевания, такие как внебольничная пневмония, которой часто болеет население.

Например, в Российской Федерации в последние годы наблюдается рост летальности при пневмококковой пневмонии.

«Еще 10 лет назад гонорею можно было излечить одной инъекцией фторхинолона. На сегодняшний день 60% всех штаммов гонококков в Российской Федерации резистентны к фторхинолону.

Остался по сути один (!) антибиотик, которым можно вылечить гонорею в нашей стране. Более того, в прошлом году в Архангельске уже был зафиксирован штамм гонококка, который резистентен и к этому антибиотику.

И большой вопрос, чем наши коллеги будут пользоваться для лечения этой инфекции через 10 лет…», – рассуждает Владимир Рафальский.

В этой связи важным направлением стратегии становится инновационные разработки в области антимикробной терапии.

«Здесь мы тоже лидеры в мире, поскольку наряду с традиционными антибиотиками появляются препараты альтернативные, которые, например, не убивают возбудителя, а лишают его инвазивности и патогенного воздействия на человеческий организм.

Это – особые молекулярные биотехнологические препараты, – рассказывает министр здравоохранения. – У нас первый такой препарат был создан, прошел очень эффективно доклинические исследования, и в настоящее время мы даем разрешение на его клинические исследования.

Разработан он нашим Национальным исследовательским центром эпидемиологии и микробиологии им. Н.Ф. Гамалеи».

Этот препарат, по словам министра, планируется представить в Женеве на специальном совещании Всемирной организации здравоохранения. В целом же проблема антибиотикорезистентности многогранная и является приоритетной для Министерства здравоохранения Российской Федерации.

Источник: http://lekoboz.ru

Источник: https://sojuzpharma.ru/news/5698-chto_predusmatrivaet_strategiya_borby_s_rezistentnostyu_k_antibiotikam

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.