Роль топотекана в лечении рецидивирующего рака яичников: особенности и перспективы еженедельного режима введения

Причины, диагностика и лечение рецидивов рака яичников. Обзор литературы и анализ собственных данных

Роль топотекана в лечении рецидивирующего  рака яичников: особенности и перспективы  еженедельного режима введения

Известно, что рак яичников на ранних стадиях протекает асимптомно. В связи с этим, а также отсутствием эффективных скрининговых программ, более чем у 70% больных выявляется распространенный процесс (III—IV стадия) [1].

После завершения первичного комбинированного лечения у 80% больных с распространенным процессом развивается рецидив.

В то же время даже при ранних стадиях заболевания с наличием неблагоприятных факторов прогноза очень часто возникают рецидивы [2, 3].

Совокупность ряда причин является предпосылкой к тому, что рецидивный рак яичников встречается у 50% больных и характеризуется возвратом заболевания после достижения полной ремиссии и при ее сохранении длительное время [4, 5].

К причинам возникновения рецидивов рака яичников относятся: выявление заболевания в распространенной форме, гистотип опухоли, прогностически неблагоприятные факторы, неадекватное первичное лечение, ошибки в наблюдении за больными в процессе и после окончания первичного лечения [6, 7].

На вероятность возникновения рецидива заболевания влияет интраоперационное выявление макроскопических изменений: прорастание опухоли в капсулу кистомы или наличие опухолевых клеток в асците, нарушение целостности капсулы опухоли при хирургических манипуляциях, массивные сращения и спайки опухоли с окружающими тканями [8, 9].

К неблагоприятным факторам прогноза относят гистотип опухоли (в частности, светлоклеточную аденокарциному), низкую дифференцировку, невыраженность лекарственного патоморфоза (в случае неоадъювантного лекарственного лечения).

Отмечено существование влияния степени лекарственного патоморфоза на частоту возникновения рецидивов рака яичников и, следовательно, на выработку дальнейшего лечения. Таким образом, лекарственный патоморфоз является одним из предикторных факторов развития рецидива.

Чем выше градация изменений в опухоли после проведенного лечения, тем более длительным предполагается безрецидивный промежуток [10].

Возникновение рецидива рака яичников зависит не только от стадии процесса, но и от адекватности первичного лечения.

По данным Американской коллегии хирургов, почти в 75% первичные хирургические вмешательства по поводу опухолей яичников проводятся без участия онкогинеколога, что часто приводит к выбору неадекватного оперативного доступа, объема вмешательства, неправильной оценке стадии заболевания, соответственно значительно ухудшает прогноз [11, 12].

В 2007 г. В. Goff и соавт. [13], анализируя результаты мультицентрового исследования, получили данные, подтверждающие, что специалисты онкогинекологи почти в 2 раза чаще выполняют полноценные хирургические вмешательства, чем акушеры-гинекологи и общие хирурги (табл. 1).

Таблица 1. Уровень адекватной хирургии в зависимости от специальности врача

Для большинства пациенток с карциномой яичников хирургическое лечение не является окончательным из-за распространения опухолевых клеток в различные отделы брюшной полости, в связи с чем прогноз заболевания зависит от дополнительной терапии [14].

При проведении химиотерапии специалистами могут быть допущены ошибки, связанные с нарушением определения дозы химиопрепаратов. Расчет необходимо проводить для каждого курса химиотерапии на основании изменения массы тела, роста, возраста и креатинина сыворотки крови пациентки.

Однако зачастую дозировка препарата рассчитывается однократно перед началом лечения и не подлежит пересчету при последующих курсах терапии.

Обращает на себя внимание несоблюдение сроков проведения курсов лечения, неаргументированная и несвоевременная смена схем, в том числе при прогрессировании заболевания на фоне лечения [15].

Диагностика рецидивов рака яичников

Маркерный рецидив

Рецидив, характеризующийся изолированным подъемом уровня СА125, без клинических проявлений заболевания, называется «маркерным». По данным G. Rustin и соавт. [18], рост уровня СА125 — эквивалент прогрессирования заболевания, доказанного стандартными клиническими или визуализирующими методами диагностики.

В каждом клиническом случае имеется индивидуальный базовый уровень маркера, зафиксированный после окончания лечения, изменения которого для конкретной больной используются как для оценки эффективности проводимого лечения, так и для определения сроков выявления рецидива. При отсутствии клинических данных, свидетельствующих о прогрессировании заболевания и низком уровне CA125, риск рецидива низкий, при выраженном повышении маркера значительно увеличивается возможность возврата заболевания.

Современный стандарт клинической трактовки маркера сводится к следующему: если после комбинированного лечения уровень СА125 ниже дискретного, а в процессе последующего наблюдения повышается, то необходимо углубленное обследование для выявления локализации и распространенности заболевания. Рекомендации GOG (Gynecologic Oncology Group Study), сформулированные в 2001 г., подчеркивали необходимость лечения больных раком яичников даже при бессимптомном стойком повышении уровня СА125 выше 100 Ед/мл [16, 17].

Однако имеется мнение и о том, что при выявлении повышения уровня маркера без выраженной клинической картины нет выигрыша в отдаленных результатах лечения.

Это было подтверждено данными проспективного рандомизированного исследования (MRC OV05/EORTC 55955), в котором пациенток с повышением уровня маркера без признаков рецидива при физикальном или инструментальном обследовании оставляли под наблюдение до появления объективных признаков рецидива (263 пациентки). В другой группе начинали терапию второй линии немедленно, после 2-кратного повышения уровня СА125 (264 больные). При наблюдении в течение 49 мес от рандомизации различий в медиане выживаемости в группах не было зафиксировано [18]. Следует отметить, что в группе пациенток, где лечение начинали по результатам повышения уровня СА125, происходило это в среднем на 5 мес раньше, чем в группе с отложенным проведением химиотерапии.

В отделении гинекологии отдела опухолей репродуктивных и мочевыводящих органов ФГБУ «ФМИЦ им. П.А. Герцена» наблюдалась пациентка Ф. 1960 г. р. по поводу маркерного рецидива рака яичников IIIС стадии (T3сN0M0).

Первичное лечение было проведено в 2009 г.: выполнена экстирпация матки с придатками, резекция большого сальника, с последующим проведением 6 курсов ПХТ (доцетаксел + карбоплатин), лечение закончено в феврале 2009 г. Первый безрецидивный интервал составил 2 года. В феврале 2011 г. при комплексном обследовании (СА125, УЗИ, МРТ) выявлен маркерный рецидив.

Проведено 6 курсов ПХТ по схеме ТС с хорошим клиническим эффектом, заключавшимся в выраженном снижении уровня СА125. Пациентка оставалась под строгим динамическим наблюдением. Через 8 мес выявлен рост уровня СА125 до 90 Ед/мл, другой очаговой патологии не выявлено. Пациентка обратилась в ФГБУ «ФМИЦ им. П.А.

Герцена», где с учетом стадии и распространенности опухолевого процесса, длительности бесплатинового интервала сочли целесообразным провести 6 курсов МХТ топотеканом. На фоне противорецидивного лечения была отмечена тенденция к снижению уровня СА125 до 50 Ед/мл (рис. 1).

Через 1 мес после окончания противорецидивного лечения выполнено комплексное обследование: отмечен рост уровня СА125 до 91,3 Ед/мл; УЗ- и МР-картина рецидива в полости малого таза (рис. 2, 3).

Рис. 1. Лечение пациентки Ф. (описание в тексте).

Рис. 2. Сонограмма. Гипоэхогенный инфильтрат 12,3×8,3×9,3 мм с единичными сосудами.

Рис. 3. МР-томограмма. Рецидив в полости малого таза.

Учитывая прогрессирование заболевания, солитарный характер поражения, объем проведенного лечения, решено было выполнить оперативное вмешательство типа second-look и удаление рецидивной опухоли из полости малого таза. В ноябре 2013 г. выполнена ревизионная лапаротомия, подвздошно-обтураторная лимфаденэктомия слева.

По вскрытии брюшной полости свободной жидкости в брюшной полости и полости малого таза не выявлено. При ревизии органов брюшной полости без видимой патологии, печень и диафрагмальная поверхность над печенью, селезенка и диафрагмальная поверхность над ней — без диссеминации, парааортальные лимфатические узлы незначительно увеличены.

При ревизии малого таза культя влагалища не изменена. Сигмовидная кишка находится в спайках с левым латеральным каналом. В подвздошной области слева определяется невыраженный инфильтрат протяженностью до 1 см, расположенный над подвздошной веной.

Широко раскрыт левый параметрий, произведено удаление клетчатки из области над и под наружными подвздошными сосудами и из обтураторной ямки, с удалением вышеописанного инфильтрата с участком брюшины малого таза.

При гистологическом исследовании в удаленных лимфатических узлах метастазов не обнаружено.

Принимая во внимание данные комплексного обследования, несмотря на рост уровня СА125, данные интраоперационной ревизии и гистологического исследования, в настоящее время клинических проявлений (гистологически верифицированных) рака яичников нет.

В связи с объемом противорецидивного лечения (6 курсов МХТ топотеканом + оперативное вмешательство в объеме подвздошно-обтураторной лимфаденэктомии слева), проводить профилактическую химиотерапию не представляется целесообразным. Решено оставить пациентку под динамическим наблюдением.

В случае возникновения клинических проявлений заболевания будет решен вопрос о возможности возобновления и характере цитостатической терапии.

До настоящего времени пациентка находится под строгим динамическим наблюдением без признаков рецидива, маркер СА125 за время наблюдения не превышал 100 Ед/мл.

Таким образом, в настоящее время не существует однозначной позиции в отношении сроков начала химиотерапии второй линии. Неоспоримым остается, что эффективность лекарственного воздействия тем выше, чем меньше объем опухоли, однако более раннее начало терапии (лечение маркерного рецидива) достоверно не улучшает выживаемость больных.

Физические методы диагностики

В стандарт комплексного обследования пациенток с рецидивом рака яичников входит оценка динамики уровня опухолевого маркера СА125, УЗИ, рентгенография, КТ и МРТ, в редких случаях используется ПЭТ-КТ [19].

Целью наблюдения за пациентами является возможность достоверно и объективно определять степень ответа существующих опухолевых поражений на проводимую терапию и своевременно выявлять появление новых очагов опухоли.

Ультрасонография в серой шкале и с использованием допплеровского сканирования в настоящее время является одним из самых распространенных методов лучевой диагностики. УЗИ является субъективным методом, что не всегда позволяет провести измерение опухолевого очага в одних и тех же проекциях перед началом лечения, в мониторинге или при контрольном исследовании.

Ультрасонография обладает рядом преимуществ: простотой, быстротой исследования, безвредностью для пациентки и врача, возможностью многократного применения не только в госпитальных, но и в амбулаторных условиях, поэтому этот метод целесообразно применять при мониторинге.

В случае возникновения рецидива заболевания для детализации опухолевых очагов целесообразно использовать КТ и МРТ [20].

Оценка ответа опухоли на лечение по критериям RESICT

Для оценки эффективности проводимой терапии и объективного сравнения полученных результатов в различных клиниках недостаточно было унификации диагностических мероприятий, требовалось создание единой терминологии.

В конце 70-х годов Международным противораковым союзом (International Union Against Cancer) и ВОЗ (World Health Organization) были введены, а с 1994 г.

, после многочисленных переработок, приняты и используются онкологами всего мира специальные критерии для оценки ответа на лечение и определения прогрессии солидных опухолей. Впоследствии они получили название критериев RECIST (Responce Evaluation Criteria in Solid Tumors) [21].

Данная система периодически пересматривается и обновляется специалистами из Responce Evaluation Criteria in Solid Tumors Groups на основании данных, получаемых в результате многоцентровых рандомизированных исследований.

В настоящее время к использованию приняты критерии RECIST 1.1. Основу классификации составляет измерение размера опухоли при помощи методов лучевой диагностики (рентгенография, КТ, МРТ, УЗИ) и эндоскопических методов.

В соответствии с критериями RECIST опухолевые очаги подразделяются на два типа: измеряемые — объемное образование, выявляемое и составляющее по наибольшему диаметру при шаговом КТ ≥20 мм, а при СКТ ≥10 мм; не измеряемые — объемное образование, выявляемое и составляющее по наибольшему диаметру при шаговом КТ

Источник: https://www.mediasphera.ru/issues/onkologiya-zhurnal-im-p-a-gertsena/2015/3/322305-218X20150312

Лечение рецидивов рака яичников

Роль топотекана в лечении рецидивирующего  рака яичников: особенности и перспективы  еженедельного режима введения
Стандартное лечение рака яичников (РЯ) состоит из циторедуктивной операции и адъювантной химиотерапии (XT) комбинациями на основе производных платины. Эффективность XT I линии составляет 60-70% (в т. ч.

40-50% полных ремиссий), но только у 25-30% больных эти ремиссии относительно длительные.

Типичной проблемой при лечении РЯ является помощь женщинам, у которых уже проводилось стандартное лечение, но оно было или безуспешным, или развился рецидив.

Последнее и есть, собственно, причина летальности большинства больных РЯ. В этом направлении проводятся интенсивные исследования.

Важным является определение таких подгрупп больных РЯ после проведения XT I линии:

потенциально чувствительные к XT II линии (отсутствие рецидивов в течение полугода после окончания XT I линии);
первично резистентные (нечувствительность к XT I линии или рецидив в течение полугода после ее окончания);
вторично резистентные (нечувствительность к XT II линии или рецидив в течение полугода после ее окончания, причем при наличии в составе обеих линий препаратов платины).

Лечение рецидивов

В большинстве случаев лечение рецидивов является только паллиативной помощью. Важной интегральной частью такого лечения является проблема качества жизни.

Больных с рецидивами после XT производными платины можно разделить на две группы: при рецидивах ранее 6 мес наиболее вероятна резистентность к повторной XT теми же препаратами, при рецидивах после 6-месячной ремиссии – остается высокая вероятность чувствительности к повторной XT производными платины.

У больных с рецидивами РЯ активным является таксол – регрессии наблюдаются у 35% больных. Однако пока еще нет данных, что это улучшает показатели выживаемости больных.

При повторном рецидиве возможности лечения исчерпываются. При развитии резистентности к производным платины и таксолу применяется ифосфамид, гексаметилмеламин, тамоксифен, фторурацил, этопозид и т. д. Эффективность составляет менее 15% без влияния на показатели выживаемости. У такой группы больных в ежедневной практике не должна применяться высокодозовая XT с поддержкой системы гемопоэза.

Важнейший фактор, который обусловливает выбор метода лечения при повторных рецидивах – влияние на качество жизни – обычно обсуждают с больными. Важным компонентом лечения этой группы больных является их психологическая поддержка. Считается, что при адекватном лечении возможно излечение каждого третьего больного.

Внутриперитонеальная химиотерапия

Известно, что злокачественный процесс при РЯ довольно долго остается ограниченным брюшной полостью, не давая отдаленных органных метастазов. Эта клиническая особенность является одной из теоретических основ использования местной, в этом случае интраперитонеальной, XT.

Таким путем введения цитостатиков надеются облегчить их доступ к злокачественным клеткам, уменьшить токсичность XT. Установлено, что после внутрибрюшного введения цитостатиков их локальная концентрация превышает в 10-1000 раз этот же показатель после системного применения.

Следует указать и на те факторы, которые ограничивают применение интраперитонеальной XT. Во-первых, не все участки брюшной полости доступны для прямого контакта с цитостатиком.

Во-вторых, у больных после оперативных вмешательств развиваются спаечные процессы, которые также ограничивают прямой контакт перитонеальной жидкости с опухолью. Кроме того, сама опухоль (даже без лапаротомий в анамнезе) вследствие развития воспалительного процесса стимулирует развитие адгезивных процессов.

В-третьих, оптимальным количеством жидкости, которая обеспечивает хороший контакт медикаментов с опухолевыми образованиями, является по крайней мере 2 л.

А такой объем не всегда можно ввести в брюшную полость больного из-за развития болевого синдрома.

Наконец, экспериментальным путем установлено, что цитостатики с перитонеальной жидкостью проникают в опухоль в достаточных концентрациях только на глубину 1-2 мм.

Несмотря на эти ограничения и проблемы, интраперитонеальная XT уже заняла свое место в лечении больных с РЯ – как при развитии рефрактерности и / или рецидивов, так и в качестве XT I линии. Самые эффективные методики включают препараты платины (в частности, цисплатин, карбоплатин), оптимальным партнером которых является этопозид.

Продолжается поиск других активных противоопухолевых агентов, перспективными являются методики, направленные на преодоление резистентности опухоли к цитостатикам.

Важнейшими прогностическими факторами эффективности интраперитонеальной XT является размер остаточной опухоли, а при проведении XT II линии – чувствительность к первичному цитостатическому лечению.

Однако этот метод еще не рекомендуют в качестве стандарной терапии. Роль внутрибрюшной XT в лечении РЯ остается неуточненной.

Также читайте:

7 вопросов врачу, принимающему роды

Что такое пяточная шпора?

Мастоидит – когда болит ухо

Как помочь иммунной системе

Имплантация зубов all-on-4

Диета при мочекаменной болезни

Ошибки ухода за новорожденным

Источник: http://www.diagnos-online.ru/articles.php?page=18150

Тактика лечения рака яичников по стадиям

Роль топотекана в лечении рецидивирующего  рака яичников: особенности и перспективы  еженедельного режима введения

Ниже представлены указания, выработанные Национальным Институтом Онкологии США.

Стадии 1 и 2

В случае если опухоль высоко или умеренно дифференцирована, а патологический процесс находится на стадии развития 1а или 1б, для лечения большинства пациенток достаточно хирургического вмешательства. В этом случае объём вмешательства подразумевает проведение гистерэктомии, двусторонней сальпинго-оофоректомии и иссечения сальника.

Помимо этого, хирург должен взять тазовые и брюшные перитонеальные биопсии, биопсии тазовых и парааортальных лимфатических узлов, а также перитонеальные смывы.

В случае если речь идёт о лечении молодой пациентки, желающей сохранить возможность выносить и родить ребёнка, может быть проведена односторонняя сальпинго-оофоректомия, однако, при таком решении имеет место некоторый шанс возникновения рецидива.

Если речь идёт о лечении низкодифференцированной опухоли или же овариального рака на стадии 1с, шанс рецидива рака после хирургического лечения составляет 30%. В ходе проведённых масштабных клинических испытаний врачи хорошо показали себя следующие подходы к лечению таких патологий:

  • Интраперитонеально Р-32 или проведение лучевой терапии;
  • Проведение курса системной химиотерапии, основанной на монотерапии препаратами платины или в сочетании их с алкилирующими средствами;
  • Системная химиотерапия, основанная на препаратах, содержащих платину, в сочетании с паклитакселем.

Стадии 3 и 4

Стандартом лечения пациенток с овариальным раком на стадиях 3 и 4 является комбинация хирургического вмешательства и курса химиотерапии (для пациенток с раком на стадии 4 прогноз значительно менее благоприятен).

На 4-й стадии развития болезни эффективность хирургии не слишком велика, однако, в большинстве случаев основное количество злокачественных клеток расположены в пределах брюшной полости, а хирургическое вмешательство является одним из инструментов сдерживания патологического процесса и контроля над ним.

Интроперитонеальная (внутрибрюшинная) химиотерапия

Фармакологическое обоснование этого варианта введения препаратов при лечении данных видов рака было установлено в конце 70-х – начале 80-х прошлого века.

Изучалось несколько препаратов одновременно, однако, результаты, привлекшие основное внимание, были получены при использовании цисплатина и комбинаций с ним. Чаще всего, положительный эффект отмечался при небольших размерах опухолей (меньше 1 см).

В 1990-х годах были проведены рандомизированные исследования оценки эффективности интроперитонеального пути введения препарата цисплатин по сравнению с его внутривенным введением.

Было установлено, что интраперитонеальное введение имеет огромное преимущество, а именно – раковые клетки, которые располагаются непосредственно в брюшной полости, получают данный препарат в большей концентрации. Однако не стоит забывать и о значительном количестве побочных эффектов:

  • Со стороны катетера – инфицирование, закупорка, повреждение иглой кишечника;
  • Общие – боли в животе значительной степени выраженности, сильные тошнота и рвота.

Зачастую побочные эффекты вынуждают пациенток настаивать на досрочном прекращении лечения. Несмотря на все это, именно интроперитонеальная химиотерапия помогает многим пациенткам продлить срок жизни.

Данное лечение проводится исключительно при нормальном функционировании почек, поскольку оно весьма токсично.

Варианты лечения пациенток на IV стадии

Целесообразность применения циторедуктивной хирургии исследовали в течение длительного времени.

Проведенные глобальные клинические исследования показали повышение процента выживаемости у группы пациенток, которым проводилась циторедуктивная хирургия после завершения четырех циклов воздействия циклофосфамидом и цисплатином в сравнении с группой пациенток, которым химиотерапия проведена была, а хирургия – нет. При выполнении циторедуктивной хирургии в сочетании с дальнейшим назначением химиотерапевтических препаратов первой линии у большинства пациенток удаётся достигнуть полной регрессии опухоли с нормализацией всех опухолевых маркеров. Тем не менее, результаты пятилетней выживаемости пациенток с раком яичников III стадии составляют около 25%, а IV стадии, к сожалению, не выше 10%.

Системная химиотерапия

Препаратом первой линии при лечении овариального рака является цисплатин или же его аналог второго поколения, карбоплатин, назначаемый либо в комбинации с другими препаратами (например, с таксаном), либо же отдельно.

  Эффективность цисплатина представляет собой примерно 60% у пациентов, которым химиотерапия ранее не проводилась, и около 30% у тех, кто проходит химиотерапию повторно. Пятилетняя выживаемость в первой группе составляет около 16%.

Карбоплатин в последнее время используют всё чаще, поскольку он обладает меньшей степенью токсичности в сравнении с цисплатином при одинаковой с ним степени активности.

Наиболее популярными комбинациями препаратов на основе платины считаются схемы цисплатин+циклофосфамид и карбоплатин+циклофосфамид.

Принимая во внимание тот факт, что препараты, содержащие платину, играют важнейшую роль в терапии рака яичников, очень перспективным выглядит на сегодняшний день разработка платинового производного третьего поколения – оксалиплатина.

Данные исследований уже доказали активность препарата как в комбинациях, так и в монотерапии, причем была выявлена ограниченная перекрестная резистентность препарата с цисплатином и карбоплатином.

Отмечено также, что эффективность препарата третьего поколения в сравнении с первым поколением существенно не различается, однако степень токсичности комбинации оксалиплатина с циклофосфамидом значительно ниже: снизилось количество требуемых гемотрансфузий,  выраженные лейкопения и тошнота наблюдались намного реже.

Нельзя не упомянуть также ряд новых препаратов, среди которых наиболее изученными и широко используемыми являются таксаны, а именно паклитаксел. Клиницисты отмечают его высокую активность как у пациенток с рецидивами, так и у больных, не получавших ранее никакого лечения.

Согласно проведенным исследованиям, замена циклофосфамида на комбинацию паклитаксела и цисплатина приводит  к значительному увеличению частоты всех объективных эффектов,  а также удлинению общей и безрецидивной выживаемости.

Сегодня комбинацию препаратов цисплатин+паклитаксел считают стандартной для индукционной химиотерапии при лечении злокачественных патологий яичников, тем не менее, широкое использование её в России ограничено ввиду высокой стоимости курса лечения.

Доцетаксел – второе производное таксана – также обладает высоким уровнем активности при раке яичников: эффективность данного препарата в комбинации с препаратами, содержащими платину, составляет при проведении индукционной терапии 83%.

Отмечается, что при этом комбинации с включением доцетаксела обладают меньшей степенью нейротоксичности; однако, результатов сравнительных исследований токсичности и эффективности доцетаксела до сих пор нет.

Именно поэтому сегодня во всех официальных предписаниях и рекомендациях паклитаксел является препаратом выбора.

При возникновении рецидива заболевания вероятность ответа на проведение повторной химиотерапии, основанной на препаратах, содержащих платину, зависит от протяженности того периода, в течение которого препарат не применялся.

Если такой период превышает полгода, то многие клиницисты повторное лечение предпочитают проводить, переводя пациенток с цисплатина на карбоплатин, или же наоборот.

Однако, те пациентки, патология которых прогрессирует в условиях исходного приема препаратов платины, а также те, у которых рецидив рака яичников развивается в течение полугода после такового лечения препаратами платины, весьма редко отвечают на продолжение лечения этими препаратами.

Считается тогда, что их заболевание к платине резистентно. Для таких пациенток нередко применяется паклитаксел как активный лекарственный препарат. Препарат этот, в целом, достаточно хорошо переносится, однако, у него есть ряд побочных эффектов, таких как алопеция, нейропатии и миелосупрессия.

Проводившиеся в 2003 г. клинические исследования доказали положительный эффект комбинации паклитаксела и препаратов, содержащих платину, на выживаемость без прогрессии патологии, а также на общую выживаемость в группе пациенток с рецидивом рака яичников, чувствительного к платине. Чаще всего паклитаксел комбинировался с карбоплатином.

Ещё одним из перспективных препаратов химиотерапии второй линии клиницисты называют гемцитабин. Эффективность его как препарата первой линии составляет около 23%, в комбинации же с цисплатином – 70%. При проведении химиотерапии комбинацией препаратов топотекана и паклитексела удаётся достигать общего эффекта 29-46%.

Характеристика пациентов, которым требуется проведение второй линии химиотерапии:

  • Рецидивирующий рак яичников, потенциально чувствительный к препаратам, содержащим платину. В эту группу клиницисты включают больных, которые достигли полной регрессии раковой опухоли при проведении химиотерапии препаратами первой линии с включением препаратов, содержащих платину, у которых наступило прогрессирование не ранее чем через полгода после прекращения лечения;
  • Резистентный рак яичников. В эту группу клиницисты включают пациентов, которые достигли полной регрессии раковой опухоли при проводившейся химиотерапии препаратами первой линии с включением препаратов, содержащих платину, у которых прогрессирование патологии наступило раньше чем через полгода после прекращения лечения;
  • Персистирующий рак яичников. В эту группу включаются пациенты, которые достигли частичной регрессии опухоли при проведении химиотерапии препаратами первой линии с включением препаратов, содержащих платину, но у которых сохранилось повышенное содержание СА-125 или имеются некоторые определяемые проявления злокачественного процесса, например, при выполнении операции second look;
  • Рефрактерный рак яичников. В эту группу включают больных, у которых не отмечается эффект от проводившейся химиотерапии препаратами первой линии с включением препаратов, содержащих платину, а также тех пациентов, у которых отмечается прогрессирование патологии на фоне химиотерапии препаратами первой линии.

Арсенал препаратов, которые используются для проведения химиотерапии второй линии, очень велик. Это является красноречивым свидетельством, что фактически ни один из них не позволяет достигать длительных ремиссий. Эффективность препаратов второй линии варьирует в пределах 12-40% при средней продолжительности жизни пациентки от 9 месяцев до года.

К сожалению, многолетний опыт нам показывает, что химиотерапия препаратами второй линии, хотя и позволяет в некоторой степени контролировать симптомы болезни у большинства пациентов, в том числе и тех, кто показал резистентность к препаратам платины, увеличивать временной период до прогрессирования и общий срок продолжительности жизни у некоторых больных, но не способна, увы, приводить к излечению. Фактически, химиотерапия второй линии является паллиативной мерой.

В настоящее время достаточно плотно ведется поиск новых подходов к лечению пациентов с раком яичников, такие как возможное применение вакцинотерапии и генной терапии.

Однако, учитывая хроническое протекание рака яичника, есть определенная надежда, что новейшие методы лечения будут обеспечивать длительную стабилизацию патологии при условиях минимальной токсичности и хорошего общего состояния пациентов.

Консолидация и/или поддерживающая терапия

Под поддерживающей терапией понимают проведение пациенту дополнительных курсов химиотерапии, свыше шести стандартных. Таким образом, предполагается отсрочить или же вовсе предотвратить рецидив патологии.

Для уточнения целесообразности проведения такой терапии было проведено клиническое исследование.

Пациенты, которые достигли полной регрессии раковой опухоли, после завершения шести курсов стандартной химиотерапии паклитакселом и производными платины получали дополнительно либо три, либо двенадцать курсов лечения паклитакселом каждые 3 недели.

При наблюдении за пациентами выяснилось, что поддерживающая терапия может быть полезной при высокой чувствительности опухолей к химиотерапии. Однако, до сих пор целесообразность применения поддерживающей терапии является предметом многочисленных споров.

Материал оказался полезным?   

Источник: http://abromed.ru/diseases/cancer/ovarian/tactics/

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.